Ольга (olga_malutina) wrote,
Ольга
olga_malutina

Categories:

XVII век сгорел


Пожар 19 августа был по адресу улица Бурмагиных 2/3.
Постановлением Правительства Вологодской области от 24.12.2018 № 1200 "Об утверждении предмета охраны, границы территории и требований к градостроительным регламентам в границах территории исторического поселения регионального значения город Вологда" в предмете охраны данный объект отнесен к исторически ценным градоформирующим объектам (ценная застройка) и согласно регламентам его снос запрещен.

Этюды по вологдоведению И.Воронина gudea на сайте "Древностей Севера":
Дома, имеющие ныне странные номера по ул. Бурмагиных 2/2, 2/3 и 2/22, числились некогда по Монастырскому переулку, а в дореволюционное время находились в ограде Горнего Успенского монастыря, что хорошо видно на старых его фотографиях:  



В монастырской ведомости за 1916 г. (ГАВО ф. 511 оп. 1 д. 247 лл. 1-3об) читаем:
Прочие монастырские здания.
<…> 2. Дом полукаменный двухъэтажный длиною 10ть шириною 6ть сажень. Нижний этаж этого дома устроен в 1680 году Преосвященным Симоном Архиепископом Вологодским и Белозерским на его иждивение для всегдашнего призрения в нем 12 престарелых больных и увечных стариц. В старину этот корпус назывался богадельным и больничным. С 1869 г. в немпоставляется общая трапеза сестрам обители до 1909 года, а сейчас находится хлебопекарня и кельи для сестр обители.
...
В брошюре «Описание Вологодского Горнего Успенского женского монастыря» (Вологда, 1885 г.) краевед Н. Суворов также пишет про дом по ул. Бурмагиных 2/3:
К северовостоку от приютских зданий, саженях в 60 от них, полукаменный дом на 10 саженях длины и на 6 ширины. Нижний этаж этого здания имеет двухсотлетнюю древность: он строен в 1680-х годах, архиепископом вологодским и белоезерским Симоном, на его иждивение, для всегдашнего призрения в нем двенадцати престарелых, больных и увечных стариц, которым на содержание велено было, по завещательному «указу» этого преосвященного, ежегодно выдавать из вологодского архиерейского дома хлеб, дрова и на одежду деньги. В старину этот корпус назывался «богаделенным» и «больничным». Верхний деревянный этаж над ним надстроен в 1870 году. В этом доме с 1871 года поставляется сестрам
обители общая трапеза и производится неусыпное чтение псалтири. Крыша на доме деревянная.
...
А вот с «богадельней» всё не так просто…
В той же статье Суворов приводит текст упоминаемого «указа» архиепископа Симона, в котором, однако, не сказано, что построенная его иждивением богадельня – каменная. А в статье того же автора «Четыре богадельни духовного ведомства, бывшие некогда в г. Вологде» (Вологодские епархиальные ведомости» № 16 за 1896 г.) читаем:
Первая из них и старшая по времени, находилась в Горнем Успенском женском монастыре; основана в конце XVII столетия архиепископом Вологодским Симоном, для призрения в ней 12-ти престарелых и увечных женщин, которым он определил выдавать ежегодно из архиерейского дома известное количество хлеба, денег и дров, завещав и своим преемникам по кафедре, будущим архиереям Вологодским, исполнять это определение. В найденной в архиве консистории ведомости о Вологодском архиерейском доме 1739 года эта богадельня описывается так: "Багадельня в Горнем Успенском девиче монастыре, а в ней деревянного строения: изба и при ней сени, а в сенях чюланы, длиною на осми саженях и полуторе аршине, шириною на трех саженях, дву аршинах и трех четвертях аршина. В ней багаделенных женска пола двенадцать человек; им из дому архиерейского дается в год
трактамента (содержания) ржи по двенатцати четвертей, овса по томуж". Долго ли существовала эта богадельня, неизвестно; найдено только краткое сведение, что в 1810 году в Горнем монастыре в тамошней богадельне содержались старицы, получавшие богаделенное жалованье; но сколько было тогда этих стариц, и откуда и какое получали они жалованье, в найденном сведении не показано.
Итак, похоже, основанная преосвященным Симоном богадельня была деревянной и сгорела во время пожара 1762 (а по данным дела ГАВО ф. 511 оп. 1 д. 61 – 1861) г. вместе с монастырским архивом, о чём пишет в своей брошюре тот же Суворов…
В известной книге Алексея Александровича Засецкого «Исторические и топографические
известия по древности о России, и частично о городе Вологде и его уезде и о состоянии оного по
ныне. Из разных печатных и рукописных Российских и иностранных книг с приобщением
примечаний собранные Алексеем Засецким в 1777 году» (Москва. Университетская типография.
1780) читаем:
4. При городе о монастырях.
Монастырей при городе в посадах два. 1.) Святодухов каменной мужеской. 2.) Успенской горней девичей, кой разстоянием между собою около трех верст, в оных монастырях церковное строение каменное, а кельи и ограды деревянные, токмо в девичьем монастыре в ограде каменные ворота с церковию Алексия человека Божия <…>.
На Высочайше конфирмованном плане г. Вологды 1780 г. на территории Горнего Успенского монастыря также не обозначено никаких каменных построек, за исключением храмов.

Откуда же он взялся?
Обывательская книга г. Вологды конца XVIII века фиксирует 15 октября 1785 г. (ГАВО ф. 476
оп. 1 д. 17):
Степанов Иван 32 лет <…>
За ним дом здесь в городе имеется доставшийся ему в приданые за женою на манастырской земле состоящей второй части в никольской слободе под девичьим под № 614м.
Да в той части отведено ему место по плану под строение дому каменного состоящее под № 1024м.
Живет здесь в городе.
В Горном Успенском девичьем манастыре находится священником.
Разрешение на постройку каменного дома было дано священнику Ивану Степанову 22 декабря 1787 г. (ГАВО ф. 13 оп. 1 д. 233 лл. 69-69об):
По рапортам вологодской управы благочиния <…>
18. 3му. о постройке же города Вологды горнего Успенского девичья монастыря священнику Ивану Степанову и купецкой жене Анисье Феофилактовой первому каменного дому в один етаж по лицу главного строения на шести саженях с деревянным флигилем на трех саженях <…>, а по учиненному от управы свидетелству оказались те просимые места во стодватцатом квартале длинниками по сороку а поперешниками по семнатцати сажен с половиною, с[вя]щеннику частию на владеемой оною Феофилактовою и частию на состоящей за оным монастырем огородной земле; так же и оной Феофилактовой частию на владеемой ею и на состоящей за оным монастырем огородной и под строением николского пономаря Андрияна Степанова земле, и частию на старой улице к построению препядствия не предвидится, потому что хотя пономаря строение и имеется но весма малое и почти
обветшавшее а к тому и на церковной земле, почему губернским землемером сочиненные планы при том представлены. Приказали на представленных планах учиня надписи для отдачи просителям з должным обязателством отослать во оную управу при указе <…>.
Это и есть нижний этаж дома по ул. Бурмагиных 2/3, вскоре, очевидно, отошедший монастырю. Когда и как это произошло – неизвестно, но в Окладной книге 1810 г. (ГАВО ф. 476 оп.1 д. 52) интересующий нас дом уже не фигурирует…
Впрочем, похоже, что и с домом Ивана Степанова всё не так просто: первый из обнаруженных мною монастырских источников, документально фиксирующий интересующее нас здание, – это «Ведомость о третьеклассном Вологодском Горнем Успенском Девичье Монастыре за 1842 год» (ГАВО ф. 511 оп. 1 д. 61), в которой читаем:
б., Келлии для Настоятельницы каменные довольно хорошие и просторные, покрыты железом. Келлии монахинские деревянные, у одних свои собственные, а у других казенные;казенных же деревянных келлий «[4]» каменная именуемая богадельнею одна, в коей живут разного звания бедные немолодые женщины и еще «[3]» полукельи.
Эти сведения повторяются и в находящихся в том же архивном деле аналогичных «ведомостях» 1843-49 гг.
А «Опись Вологодской Епархии третьеклассного Успенского Горнего девичья монастыря казенному монастырскому строению <…>, учиненная Настоятельницею оного Монастыря Игумениею Раисою с сестрами 1848го года в Августе м[еся]це» (ГАВО ф. 511 оп. 1 д. 66 лл. 146- 166об) сообщает следующее:
Г. Описание корпуса богаделенным называемого.
По северной линии келлий в вышеозначенном девичье монастыре почти на средине этой линии каменной ограды монастырской а от Собор[ной] церкви в 35 саж[енях] выстроен довольно видный каменной корпус в около 1790 году Вологодским Купцом <…> Алексеевичем Шапкиным собственным своим коштом в пользу монастыря, для помещения бедных и увечных женского пола, которые жизнь свою препровождать обещание положили в оном монастыре.
Сей корпус с тех пор назывался и называется Богадельною, и устраивается и поддерживается на монастырскую неокладную сумму. Длиною корпус на 12 саж[енях] шириною на 5 а высотою <…> покрыт на четыре ската (епанчею) новою деревянною кровлею в два теса, имеет только одне наружные стены каменные (кирпичные), из коих одна имянно северная, как стоящая по самой северной линии ограды заменяет собою оную. Внутренность же оного корпуса как по средине в длину, так почти посредине и в ширину деревянными брусовыми на деревянных же стульях разделена стенами, к тому ж прибавлены таковые еще стены внутри в заднем конце, или половине оного здания, для разделения оной половины корпуса надвое, и ближе к стене в заднем отделении вдоль всего корпуса проведена такая ж внутренняя брусовая стенка с многими поперечными, для сформирования чуланов; по чему от оных пространство до главной капитальной продольной деревянной брусовой стены и есть корридор или сени, для прохождения как в жилые комнаты, на лицо внутрь монастыря находящиеся, так и в чуланы к наружной стене ограды внутрь значащиеся пристроенными. При входе как в богадельню с восточного конца корпуса находящемся, так и при входе в жилые покои, в западном конце сделанных прирублены в углах к самой ограде и тому корпусу деревянные ж брусовые крыльца с нужными местами и чуланами. А по сему входя с богадельного крыльца в сени замечательны на праве четыре чулана, прямо – вход на чердак богаделенный, так как чердак на сем корпусе разделен на двое деревянною стенкою до крыши; на лево огромная открытая комната, имеющая посреди к внутренней продольной стене большую пекарную кирпчиную печь и подле оной таковую же лежанку с особою затопкою. С противоположного ж крыльца войдя с сени, разделенные на две части; на лево в первой части оных два чулана, прямо лестница на чердак сей половины и дверь в другую часть сеней в коей прямо со входа два же чулана; а на правой руке из сеней ход в две немалой величины жилые комнаты, из коих в первой от крыльца две печи, одна пекарная, а другая Голландская, кирпичные. Сия комната разделена легкими тесовыми переборками на три части, первая часть оной составляет кухню, а две остальные два чистые покои. Во второй же комнате находится одна пекарная печь и таковыми же переборками разделена комната на три части, из коих первая прихожая, вторая кухня, а третья есть чистой покой. Окон в сем Богаделенном корпусе, кроме двух слуховых по концам корпуса на бока обращенных, для освещения и того и другого чердака, в коих есть разстворных со стеклами оконничные рамы, находится, по лицу корпуса восемь и по бокам к крыльцам по два; во всех оных окнах двойные оконичные рамы выбеленных на масле с простыми стеклами, в передних окнах все рамы летние подъемные.
Дверей же в оном корпусе считается дватцать двои, во всех полотна навешены плотничной работы на железных петлях с подставами и со скобами для отвора оных, одиннатцать из них с железными замками, а прочие с запирками. Накаты потолков плаховые, полы везде в жилых покоях двойные, а в сенях чуланах и крыльцах одинокие; нижние полы бревенчатые, а верхние насланы тесовые. В первом жилом покое с западного конца полы везде крашеные. В печах заслонки и сторонки внутренние железные, а вьюшки все вообще и сторонки на чердаках
чугунные. В оном корпусе повреждений в каменных стенах незаметно, а главные деревянные стены посели от своей большой огромности и тяжести по причине согнития под ними поставленных стульев, от чего сделалось и в полах разстройство, видимою посадкою оных означающееся. Стены корпуса снаружи везде выбелены иак же и изнутри как каменные, так и деревянные, но только в жилых покоях. Сего корпуса восточный конец, или половина служит
жилищем богаделенных поселениц духовного звания; а западные занимают в обеих жилых комнатах монахини <…>.
Итак, возможно, каменный дом священником Иваном Степановым и вовсе не был построен, или не достроен – и приспособлен купцом Иваном, или Василием Алексеевичем Шапкиным под богадельню…
«Ведомость Вологодского третьеклассного Горнего Успенского девичья Монастыря»
второй половины 1850-х гг. (ГАВО ф. 511 оп. 1 д. 92 лл. 24-27) сообщает об утрате интересующим нас домом функций богадельни:
4.) Корпус именуемый Богадельнею каменный, одноэтажный, длиною на 12ти шириною на 5ти саженях. Покрыт тесом. Когда и кем построен неизвестно. В нем помещаются: в 1м отделении беднейшие и престарелые из Сестр Монастыря в числе 4м, во 2м производится денно-нощное Псалтирное чтение, в 3м просфоропечение.
Этот текст повторяется и в аналогичных «Ведомостях» 1859-60 гг. (ГАВО ф. 511 оп. 1 дд.
118, 121), а ведомость за 1862 г. (ГАВО ф. 511 оп. 1 д. 126) сообщает уже излагаемую Суворовым
версию:
5./ Корпус именуемый Богадельнею, каменный одноэтажный, длиною на 12ти шириною на 5ти саженях, покрыт тесом. Построен во второй половине 17го века по Указу Архиепископа Симона Вологодского и Белозерского, и на его домовые деньги, ныне в оном поставляется трапеза, и производится денно-нощное чтение псалтиря.
Аналогичный текст читается и в «Ведомостях» за 1864 и 1866 гг. (ГАВО ф. 511 оп. 1 дд. 133, 139), а ведомость за 1867 г. (ГАВО ф. 511 оп. 1 д. 141) сообщает новые подробности:
г,) Корпус именуемый Богадельнею, Каменный одноэтажный, длиною на 12ти, шириною на 5 саженях, покрыт в нынешнем году новым тесом. Постро[ен] во второй половине 17 века по указу Архиепископа Вологодского и Белозерского Симона, на его домовые деньги.
Ныне в этом Корпусе с 1861 года, поставляется общая сестрам трапеза, и производится неусыпное чтение псалтиря.
Наконец, «Ведомость» за 1871 г. (ГАВО ф. 511 оп. 1 д. 152) сообщает о перестройке интересующего нас здания, в результате которой оно приобрело свой «исторический» вид:
б., Дом полукаменный, двухэтажный, длиною на 10ти и шириною на 6 саж[енях]; дом этот был первоначально одноэтажный и построен для Богадельни во второй половине 17го века по указу Архиепископа Вологодского и Белоезерского Симона на его домовые деньги, а в 2х этажный переустроен в 1870 году. В доме сем с 1861го года поставляется сестрам общая трапеза и производится неусыпное чтение Псалтири.
Итак, складывается следующая картина: ко второй половине 1850-х гг. имя строителя первого этажа дома по ул. Бурмагиных 2/3 было забыто, но он по традиции продолжал именоваться «богаделенным корпусом». В начале 1860-х гг. в архиве Вологодской духовной консистории был обнаружен указ архиепископа Симона, позволивший краеведу Н. Суворову связать интересующее нас здание с устроенной им богадельней. А уже из статьи Суворова эти сведения «перекочевали» в позднейшие монастырские ведомости…

улица Бурмагиных

улица Бурмагиных

улица Бурмагиных

улица Бурмагиных

улица Бурмагиных
Tags: Вологда, Ей жить бы хотелось иначе, на память, пожар, средовая застройка
Subscribe

  • Любовь и Надежда

    Разбирала фотографии сестры бабушки - нашла еще фоторафии времен ее работы в эвакогоспитале №1184, что был в старом корпусе Политеха (сейчас ВоГУ).…

  • Дом купчихи М.И. Ершовой - что-то там происходит

    Пока нельзя народу гулять просто так (я шла из медицинского учреждения в сторону дома), разглядела любопытное - на Советском проспекте дом №78…

  • Почта России - и пусть весь мир подождет!

    И я сюда вляпалась: Я вообще этот блог заводила не для этого, но сегодня я злая. Может потом уберу эту запись. Неделю назад у меня появилась острая…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments